ЭкспрессияСтатикаИнтервьюФорумОnline-чат   

  
09 сентября 2012
Я знаю одну женщину политика, которая на визаж тратила в 10 раз больше, чеп на создание своих идеологических программ

05 сентября 2012
Дмитрий Выдрин: Роль Украины в геополитике практически равна нулю

04 сентября 2012
Кто в списке - пьет виски

13 августа 2012
Дмитрий Выдрин: Клюев снимает стресс скрипкой при луне

09 августа 2012
Бедная Лиза

07 августа 2012
Интервью немецкому изданию EurActiv

03 августа 2012
Учитель (Александру Зиновьеву посвящается)

03 августа 2012
Вопрос-ответ для газеты "2000"

19 июля 2012
Как хорошо, что наши политики - животные, а не рептилии!

18 июля 2012
Для украинского политика тюрьма - это "иерихонский рупор"

13 августа 2012

Дмитрий Выдрин: Клюев снимает стресс скрипкой при луне

#Версия для печати | Обсудить в форуме (комментариев: 0)


Несмотря на то, что формально Дмитрий Выдрин остается внештатным советником Президента, он предпочитает представляться «политолог, философ, писатель – как вам будет угодно». Казалось бы, это должно было бы дать ему большую свободу в оценках украинского политического процесса. И действительно, Выдрин не только традиционно скептичен по отношению к политическим последователям Юлии Тимошенко, в чью команду он в свое время входил, но и критично высказывается в адрес действующей власти. С другой стороны, пассажи о том, что сладкое послевкусие Евро-2012 не способен "забить" даже долговременный резонанс от посадок лидеров оппозиции, что Украина в плане политических репрессий стоит на одном уровне с Францией, и еще неясно, где сегодня лучше живется - в Беларуси или в Германии, отчетливо выдают место одного из известнейших украинских экспертов в нынешней системе политических координат.

 

О том, почему люди из списка Партии регионов неспособны вывести страну на качественно новый уровень развития, новую модель iPad-а как фактор смерти украинского парламента, ценность чугунной чушки для Виктора Януковича и скрипичной сонаты для Андрея Клюева – читайте в интервью Дмитрия Выдрина для «Главкома».

 

«Шевченко украл у меня мир спорта»

 

-В комментарии для нашего сайта вы выразили разочарование списком оппозиции, заметив, что главная функция политиков – это удивлять, а в списке оппозиции нет ничего удивительного…

 

Уточню: нет позитивно удивительного, есть только негативно удивительное.

 

-А список Партии регионов стал для вас более удивительным?

 

Позитивно он удивил тем, что есть, видимо, еще в нашей политике люди, которые знают, что такое благодарность, которые даже через много лет вспоминают о сильных, значимых поступках других людей и пытаются их за эти поступки каким-то образом, пусть и запоздало, но отблагодарить. Таким джентльменским, благородным шагом для меня было приглашение в список Партии регионов Таисии Повалий.

Мне очень хорошо запомнились слова Повалий на второй или третий день после избрания Президентом Ющенко. Она тогда сказала: «Я сожгу или порежу все вещи оранжевого цвета в своем гардеробе». Представьте себе: в то время, когда по поводу этого цвета была форменная истерия, когда Президент, имеющий рейтинги за 60%, носил оранжевые галстуки, когда некоторые знаменитые боксеры надевали оранжевые трусы, – начать сжигать и резать свою дорогую, брендовую одежду оранжевого цвета. Это было поступком невероятной силы – тем более, для женщины. И мне приятно, что нашлись мужчины, которые умеют благодарить женщин не за те вещи, которые обычно происходят между мужчиной и женщиной, а за то, что происходит между двумя политиками или между политиком и его сторонниками.

Сходу я могу вспомнить двух известных певцов в нашем парламенте – Руслану Лыжичко и Святослава Вакарчука. Первая пробыла в Раде всего полтора года, потому что потом этот парламент распустили, а Вакарчук завершил депутатскую карьеру досрочно, потому что не смог выдержать пребывание в парламенте чисто физически. Зная об опыте этих людей, вы бы советовали Повалий идти в депутаты?

Прежде всего, нельзя равнять Повалий и Лыжичко. Руслана была советником Януковича еще во времена его первого премьерства и мгновенно бросила его, когда он стал терять рейтинг на президентских выборах. А Повалий была с Януковичем и когда он был во власти, и когда в оппозиции. Это – два совершенно разных примера.

Хотя, откровенно говоря, я бы советовал «регионалам» предложить ей место в избирательном списке, а ей советовал бы от него отказаться. С одной стороны, «Регионы» продемонстрировали бы высокие галантные качества, а с другой – талантливая, знаменитая женщина продемонстрировала бы сильный женский здравый смысл. Потому что певцу, если он продолжает петь, в парламенте вообще-то делать нечего. Боюсь, что талант Повалий-певицы будет довлеть над еще не проявившимся талантом политического деятеля. Поэтому я бы идти в парламент ей не советовал…

 

А еще одно приятное удивление от списка «Регионов» у меня было от того, что в нем нет Рината Ахметова. Много лет назад, когда он еще не был депутатом, он спрашивал у меня, стоит ли ему идти в парламент. Я сказал, что персонально ему не стоит. Ведь должен же в Украине быть хоть один бизнесмен, который будет собственным примером показывать, что можно быть владельцем крупных предприятий, не имея депутатской неприкосновенности, политической крыши в виде парламентского купола и не участвовать в этой парламентской вакханалии, в которой бизнесмены, честно говоря, и так мало что и понимают. Тогда мне не удалось убедить его, но, возможно, этот наш давний разговор засел у него на уровне подсознания, и сегодня меня приятно удивило, что, возможно, именно под его влиянием он не пошел в депутаты.

Все остальное – предсказуемо и узнаваемо, мы увидели в списке те же лица…

 

-То, что список «Регионов» преисполнен теми же узнаваемыми лицами – это хорошо или плохо? Это стабильность, которая играет в плюс, или застой, от которого веет безнадегой?

 

Сходу сказать довольно сложно, но я надеюсь, что эта стабильность будет использована для крупных стратегических проектов.

Я много раз говорил, что «регионалы» больны тактической болезнью – не в том смысле, что они тактичны с журналистами, с женщинами, водителями или обслугой, а в том смысле, что они живут тактикой. Для них интрига, сиюминутные договоренности, переговоры и «терки» важнее, чем спокойное кабинетное стратегирование, рассчитанное на длительную перспективу.

 

-Так у нас вся политика такая, это проблема не только Партии регионов…

 

Да, этой болезнью заражена вся политика, но ведь должен кто-то разорвать этот порочный круг. Это может сделать либо сильная власть, либо сильная оппозиция. Но они просто не позволяют друг другу это сделать. Может, получится в этот раз, ведь стратегии, как и деньги, любят политическую тишину, политическое спокойствие…

Поэтому я надеюсь, что «регионалы» попытаются использовать это спокойствие для воплощения в жизнь прорывных стратегий. Ведь Украина, как бы обидно это не звучало, – это глубоко провинциальная, второстепенная страна, потому что провинция – это обитель второстепенных, догоняющих смыслов. На протяжении последних 20 лет мы живем смыслами, заимствованными у других стран, других народов, других времен. Вот, например, у Сингапура получилось, значит, давайте мы привнесем такие же смыслы в Украину. При этом не берется во внимание, что каждый смысл должен ложиться на определенную почву – не на черноземы, а на определенную общую и политическую культуру, исторические предпосылки, массовую психологию, общественное мнение…

 

-И вы верите, что Азаров, Тигипко, другие «лица» Партии регионов могут спродуцировать какие-то принципиально новые, адекватные сегодняшней ситуации в Украине смыслы?

 

Не верю. Поэтому и думаю, что они должны стать неким гумусом для тех людей, которые потом, воспользовавшись нынешней передышкой, создадут что-то новое.

 

-То есть, судя по списку Партии регионов и по выдвинутых ею кандидатов в мажоритарных округах, эта передышка продлится еще пять лет?

 

Получается, да. Если, конечно, не учитывать предстоящие президентские выборы.

 

-Если вернуться к теме удивления от списков, то какой из уже оглашенных списков вас больше всего удивил?

 

Безусловно, «Украина, вперед!»

 

-В положительном смысле или отрицательном?

 

Он даже не удивил, а поразил меня, стал мощнейшим свидетельством несовершенства человеческой натуры. Ведь ясно, что жизнь всех нас искушает, соблазняет – деньгами, должностями, публичностью. Но я считал, что есть в Украине люди, которые уже наработали некий иммунитет от этих искушений.

Если бы в этом списке появился какой-то политолог, я бы не удивился – политолога легко искусить, скажем, «квартирным вопросом», автоновинками, стильными гаджетами. Но чем можно искусить футболиста с мировым именем? Чем можно соблазнить великого актера?

И мне немножко досадно: я когда-то уже с гневом и болью писал о том, что злые политики крадут у меня многие метафоры, многие сравнения. Например, когда-то Космос был для меня чем-то безбрежным, великим, непознанным. А когда явился Леня-Космос, то для меня и для всех нас Космос стал олицетворением коррупции, кумовства, бессмысленности в политике. Так политики украли у меня Космос.

Раньше я с удовольствием слушал со своей маленькой дочкой песенку «Катится-катится голубой вагон». Но после всех этих гей-парадов у меня начали возникать совершенно другие ассоциации. Так политики украли у меня цвет.

На этих выборах у меня украли сразу две сферы, связанные с красивыми метафорами, красивыми образами. Шевченко украл у меня мир спорта – теперь каждый раз, когда я буду смотреть футбол, я буду думать: «В чьи списки пойдет 11-й номер этой команды? А 5-й номер пойдет по мажоритарке?» Ступка украл у меня театр – теперь я буду смотреть пьесу и думать: «Интересно, этот актер – мажоритарщик или уже записался в какую-то партию?»

То есть, у меня, как у гражданина, украли спорт и театр - как ранее украли Космос. И за это мне очень обидно.

 

«Я не думаю, что на выборах будут какие-то брутальные вещи»

 

-Многие эксперты и все до единого «регионалы», с которыми я общался, уверены, что Партия регионов выиграет эти выборы. Вы тоже считаете, что их политсила обречена на победу?

 

-Есть ситуации, когда человек обречен на поражение, но я не знаю ни одной ситуации, когда человек или политсила обречены на победу. Поэтому я бы не провоцировал судьбу на месте вероятных победителей. С судьбой нельзя заигрывать: ее может изменить любой катаклизм.

Одно масштабное стихийное бедствие, неожиданный валютный кризис, геополитическое потрясение – и ситуация может поменяться до неузнаваемости. Поэтому да, шансы у «Регионов» высокие, это говорят социологи, а я верю хорошим украинским социологам. Но в политике никто не играет на стопроцентных шансах.

 

-Главой штаба «регионалов» в ходе этих выборов назначен Андрей Клюев. Существует мнение, что это предзнаменование жесткой, бескомпромиссной кампании, опирающейся на максимальную мобилизацию «ядерных» регионов восточной Украины. Оправданно ли это в нынешней ситуации?

 

На самом деле я не думаю, что в ходе этой кампании будет перейдена какая-то черта жесткости. Наоборот, по сравнению с другими кампаниями она будет мягче в силу того, что Украина находится под пристальным вниманием очень сильных игроков и с Востока, и с Запада.

Из России нам уже шлют веб-камеры, которые будут стоять на участках…

 

-…которые в России не очень-то и не помогли…

 

Они там не помогли, потому что их там никто не просматривал. Камеры ведь помогают не сами по себе, а с помощью тех людей, которые просматривают отснятое и принимают по этому поводу определенные решения.

В любом случае, внимание игроков из России чувствуется и без камер. Часть их нынешней элиты заинтересована в том, чтобы показать, что в Украине дела с выборами обстоят не намного лучше, чем у них, и на этом фоне выглядеть благоприятно.

Ну, и конечно, колоссальное внимание Запада нам тоже обеспечено. На протяжении последних двух-трех месяцев я был почти во всех главных парламентах Европы и встречался со многими их депутатами, их руководством. Все они формируют наблюдательные группы. В Украину приедет как минимум несколько тысяч наблюдателей. Поэтому наша власть, мечтающая слиться в пылком объятии с Европой, конечно, будет чувствовать, где начинается зона риска, и не пойдет на что-то находящееся за этой чертой. Тем более, никто не захочет вносить неприятное послевкусие в очень сладкий осадок, который остался в Европе от блестяще прошедшего «Евро-2012». Поэтому я не думаю, что на выборах будут какие-то брутальные вещи.

Ну, и потом о Клюеве ходит очень много мифов. Когда-то у нас с Андреем Петровичем был разговор о том, кто как снимает стресс. И он рассказал мне об одном месте, где по вечерам играют очень сильные скрипачи…

 

-Это место находится в Киеве?

 

Это неважно. Он рассказал о том, что хорошая скрипичная партия прекрасно сочетается с лунной дорожкой…

Так вот мне кажется, что человек, который снимает стресс скрипкой при луне, отличается по психотипу от человека, который его снимает самогоном, спиртом или даже древними археологическими артефактами. Поэтому не так все просто в психологии этих людей.

 

«Я бы хотел, чтобы политическая сила Юлии Тимошенко проиграла …»

 

-Вы верите в то, что следующий парламент проработает четыре года – всю отведенную ему каденцию?

 

У меня нет такого ощущения. Не потому, что этот парламент будет плохой или хороший, а потому что время сегодня течет значительно быстрее, чем раньше. Сейчас я работаю над проблемой маятниковой конструкции нашей общественной жизни.

К примеру, в обществе попеременно возникает запрос на демократию и авторитаризм, на плановое устройство экономики и свободный рынок. Период движения маятника между этими крайностями все время сокращается: если раньше эти циклы длились десятилетиями, то теперь они сменяют друг друга раз в два-три года. Я думаю, это связано с тем, что полностью изменилась информационная структура общества, люди стали значительно быстрее группировать точки интереса и точки общественного мнения.

Поэтому те же четыре года – это просто неподъемный срок для скорости политического времени. За это время так много чего изменится. Вполне может оказаться, что люди, избранные сегодня, через два года уже морально устареют.

Поэтому я думаю, что циклы жизни парламента нужно привязать к какой-то простой величине – например, к выходу новой модели iPad-a. Появляется новая модель iPad-a – значит, нужно менять парламент.

 

-То есть, вы считаете, что в парламенте наберется критичная масса принципиально непродажных людей?

 

Возможно, их будет немного. Но если в парламент зайдут люди с общественной миссией, опирающиеся не только на друзей, но и на своих предков, имеющие обязательства перед своим родом, перед своим общественным кластером, то эти люди смогут радикально изменить ситуацию в парламенте, даже если их будет немного. Ведь известно, что в борьбе добра и зла на земле размер и количество не имеют значения – даже если на стороне добра сражается один последний человек, еще не все потеряно. Поэтому не надо считать, что маленькое количество возможных депутатов с сильными бойцовскими качествами будет означать их слабых потенциал. Даже 8-10-15 человек могут полностью перевернуть ситуацию в парламенте.

 

 

-А я слышал о другой теории маятника. В ней каждый взмах – это смена Президента и следующие за этим политические пертурбации. И вот этот маятник в Украине качается со все большим размахом. Например, Кучма, придя на президентский пост, только попугал команду Кравчука. Когда к власти пришел Ющенко, целому ряду деятелей предыдущей политической эпохи пришлось ознакомиться с прелестями отечественной пенитенциарной системы. При Януковиче бывшая глава правительства страны получила совершенно реальный семилетний срок. Вы не боитесь, что когда Украина получит следующего Президента, у нас начнутся массовые расстрелы?

 

Поскольку в Украине де факто функционирует президентская республика, каждый Президент, придя на должность, меняет команду существующего политического режима. Естественно, это сопровождается расчисткой политического поля. Так происходит во всем мире.

Сейчас я с интересом слежу за Монголией, где Президент получил тюремный срок за превышение полномочий, и за Францией, где большой тюремный срок грозит Саркози. Но при этом даже если Саркози сядет, то это вряд ли можно будет назвать репрессиями. Это –естественное болезненное побочное явление смены политических элит, своеобразные ритуалы.

Когда-то я сравнивал борьбу элит с борьбой медведей гризли. В ходе борьбы за контроль над территорией они часто пугают друг друга, но никогда не дерутся – они слишком большие и понимают, что, подравшись, могут нанести друг другу непоправимый ущерб. Поэтому их стычки происходят так: один гризли подходит к большому дереву, становится на цыпочки и ставит когтями отметку на коре – чем выше. Потом к этому же дереву подходит другой гризли и ставит на нем свою отметку. А тогда тот, чья отметка оказывается ниже, со страхом убегает. Наши так называемые репрессии – это всего лишь такие же отметки когтями.

 

-Посадка Тимошенко и Луценко – это тоже всего лишь отметки на дереве?

 

Я не берусь давать оценки касательно Луценко – у меня просто не было возможности следить за перипетиями его дела. А по поводу Юлии Владимировны – я всегда был категорическим противником того, чтобы она сидела, – не потому, что ее не за что садить, а потому что она – женщина. И хоть у меня есть афоризм о том, что мужчина, заходя в политику, оставляет на пороге свои принципы, а женщина – свой пол, на самом деле женщина всегда остается женщиной. Нельзя было ее сажать именно как леди (или Миледи).

Но, с другой стороны, я как бывший член ее команды сам был свидетелем многочисленных вещей, которые тянут не на семь лет, а на значительно большие сроки. Плохо только, что другие люди, которые заработали и на семь, и на десять, и на двенадцать лет ходят на свободе, сидят в парламенте или еще где-то, ведут большие бизнесы. На самом деле, процентов 70 украинской элиты как минимум на срок Тимошенко уже заработали.

 

-Но согласитесь, сформулированный вами неписанный политический закон – мы только ставим отметки на дереве, но реально друг друга не трогаем – в нашей стране уже не работает.

 

Я как раз думаю, что работает. Мы еще не вышли за пределы неких своего рода негласных «европейских квот» на уголовные дела при смене власти. Например, когда в Венгрии меняется власть, там сразу возбуждается пять-шесть уголовных дел против представителей бывшего правительства. Поменялась власть в упомянутой Франции – и сразу возбуждаются те же пять-шесть уголовных дел. Мы пока за эту квоту не вышли.

Вот если бы несколько лет назад в тюрьме оказались 22 тысячи чиновников, которых пытались подвести под уголовные дела, тогда это были бы репрессии. А если через суды страдают считанные личности – то это не репрессии. Другое дело, плохо, что страдают только они. Страдать должны и их подельники, и соратники. Но их подельники и соратники разбросаны сегодня по всем политическим силам. Поэтому то, что наказание у нас есть – это хорошо, но то, что пока оно у нас избирательное – это плохо.

 

-Как выдумаете, когда Тимошенко выйдет из-за решетки?

 

Мне очень хотелось бы, чтобы она вышла до выборов.

 

-И приняла в них участие?

 

Если успеет, то – да, чтобы приняла в них участие. Я бы хотел, чтобы политическая сила Юлии Тимошенко проиграла выборы не потому, что она находится в тюрьме, а потому что она пребывает на воле. Как политолог я хотел бы стать свидетелем такого чистого политического эксперимента.

 

Медведчук вырос из аналоговых сперматозоидов

 

-В связи с тем, что парламент у нас будет избираться по такому же принципу как в 2002 году, усматриваете ли вы какие-то параллели в судьбе этих двух парламентов? Может ли нынешний парламент повторить судьбу того, сменив под конец жизни свою окраску на радикально противоположную изначальной?

 

Я думаю, нет. Ведь все парламенты счастливы одинаково, но несчастливы по-разному. У этого парламента могут быть свои прорывы, но у него наверняка будут, собственно, свои несчастья.

Но уже сейчас, встречаясь с людьми, которые выдвигаются в депутаты, наблюдая за отдельными кандидатами, я вижу, что в этот парламент пройдут люди, с которыми не так просто будет договориться на простых легких соблазнах.

Парламент эпохи «ЗаЕдУ» был готов работать за еду. Там хороший ужин для некоторых депутатов имел большую значимость и самоценность. Сейчас за еду, даже очень хорошую, из фракции во фракцию бегать никто не станет.

 

-То есть, вы считаете, что в парламенте наберется критичная масса принципиально непродажных людей?

 

Возможно, их будет немного. Но если в парламент зайдут люди с общественной миссией, опирающиеся не только на друзей, но и на своих предков, имеющие обязательства перед своим родом, перед своим общественным кластером, то эти люди смогут радикально изменить ситуацию в парламенте, даже если их будет немного. Ведь известно, что в борьбе добра и зла на земле размер и количество не имеют значения – даже если на стороне добра сражается один последний человек, еще не все потеряно. Поэтому не надо считать, что маленькое количество возможных депутатов с сильными бойцовскими качествами будет означать их слабых потенциал. Даже 8-10-15 человек могут полностью перевернуть ситуацию в парламенте.

Я внимательно сейчас слежу за списком мажоритариев и мне приятно видеть среди них людей с сильной профессиональной, волевой и гражданской позицией. Это те люди, которые, следуя своему жизненному предназначению, своей миссии, создали, безусловно, важные, интересные и общественно значимые вещи. Я буду, например, переживать за известную юристку Татьяну Монтян, которая уже десять лет объединяет жильцов против коррупции застройщиков, всеволия ЖЭКов. Я думаю, так же яро она будет защищать интересы простых людей в парламенте.

Я уже неоднократно писал о Иване Плачкове, который, создав винодельческую фирму «Колонист», вернул всему югу Украины многовековые традиции качественного виноделия и показал, что наша страна даже в этом сегменте может конкурировать хоть с Францией, хоть с Италией. Поэтому я уверен, что он и в парламенте будет также рьяно бороться и за отечественных мастеров своего дела, и за престиж страны…

Когда подобные люди войдут в  новый парламент, я надеюсь они встряхнут серую массу «кнопкодавов» просто своим примером, показав, что такое воля, что такое гордость за свое дело и что такое сильная гражданская позиция. 

 

 

-Вы могли бы предсказать политическое будущее Виктора Медведчука? Ведь не поверить же нам, что он действительно с головой ушел в общественную деятельность…

 

Он сделал один очень сильный и один очень слабый ход. Его сильный ход – это то, что он пошел в политику с черного хода, если считать, что в Украине парадный вход в политику – это политическая партия, а черный – гражданское движение.

У меня есть такое ощущение, что скоро главные вещи в украинской политике будут распределять с черного хода, как пыжиковый шапки, сервелат и икру в эпоху застоя в советское время. Чутье интригана, опытного политика в этом случае его не подвело.

А слабый ход – это то, что он попытался войти с черного хода в интернет-одеждах. Это – не его одежда. Он выглядит смешно в блоггерской мантии, в роли пользователя всех этих твиттеров, фейсбуков, «Одноклассников» и ЖЖ. Медведчук – человек аналоговый, он вырос из, условно говоря, аналоговых сперматозоидов, цифра над ним не работала. А любой человек, использующий неадекватный инструментарий, смешон.

Ведь если бы я, представитель того же аналогового поколения, вставил себе серьгу в нос, левую щеку покрыл татуировкой, сел на мотоцикл и приехал к байкерам, они бы меня не приняли. Они бы рассмеялись и сказали: «Дядя, ты фальшивишь, иди лучше покатайся по своей даче на квадроцикле».

Поэтому я надеюсь, что Медведчук закончит играть не своими инструментами, и тогда у него появится шанс восстановиться в украинской политике. Большое будущее в ней я ему не пророчу, но, в принципе, он еще много лет может быть довольно сильным персонажем. У него для этого есть все – и ресурсы, и узкий, но надежный круг друзей, и сильная зарубежная поддержка, и медиа-поддержка.

 

«Слябовая чушка для «донецких» стоит больше, чем миллион пикселей в гаджете»

 

-Вы упомянули, что Европа сейчас продолжает наслаждаться сильным сладким послевкусием после «Евро-2012». Но в польской прессе даже в разгар «Евро» публикаций о проведении Чемпионате в Украине было в разы меньше, чем о заключенной Тимошенко…

 

Пару лет назад, когда я читал лекции в Ягеллонском университете, тамошние преподаватели угостили меня пивом с сосисками. И вот когда мы выпили уже довольно много пива, один из них сказал, что ему не нравится наша страна: дескать, ваши студенты приезжают на лекции на лучших автомобилях, чем польские профессора. Поэтому иногда страна не нравится кому-то лишь потому, что царящие там порядки и правящие там политики кажутся неадекватными.

Но если говорить о Польше, то мы очень любим ее за то, как она лоббирует наши интересы на Западе, каким надежным партнером она для нас является. В то же время нужно понимать, что Польша – это наш большой конкурент за финансовые потоки, за деньги, которые в скором времени пойдут на добычу сланцевого газа, за потоки туристов, направленные в восточную часть Европы, за влияние на мировых рынках сельскохозяйственной продукции. Конкуренция за эти вещи колоссальна, поэтому ее поведение вписывается в некие джентльменские правила – мы должны помогать друг другу, но можем и несколько помешать друг другу, если это касается частных случаев раздела финансовых потоков и соответствующих дивидендов.

Почему я говорю, что послевкусие от «Евро» было все-таки сладким – потому что я лично приглашал на Чемпионат многих политиков из Европы, и многие из них говорили мне, что руководство их стран настойчиво просило их не посещать Украину. Например, меня удивило, что депутаты Бундестага вроде бы получили такую настоятельную просьбу от своего канцлера. Но те, кто, невзирая на эти запреты, поехал, делились впечатлениями: «Мы были в шоке! Наше руководство говорило нам, что мы едем в авторитарную грязную страну, в которой на каждом шагу происходят убийства, а футбольные хулиганы раздевают туристов и отнимают у них барсетки и мобильные телефоны прямо на дорогах! А мы увидели колоссальное гостеприимство, добродушие, очень красивых девушек, очень дешевое пиво и очень чистые улицы!»

 

-Если продолжать эти аналогии, то в 2014 году в Беларусь на Чемпионат мира по хоккею приедут тысячи туристов. Там они тоже увидят прекрасные дешевые продукты, красивых девушек и великолепные дороги. Но повлияет ли это на судьбу лично Александра Лукашенко и на качество демократии в Беларуси?

 

Думаю, что отношение к этому со стороны простых западных людей может измениться. Я – противник той экономической и политической модели, которая сегодня существует в Беларуси, но точно так же я против того, чтобы все мерить одинаковыми клише и стереотипами.

Я недавно был в Беларуси на большой конференции, выступал там на телевидении, общался с громадным количеством очень светлой и хорошей молодежи. И у меня возникло некое шизофреническое раздвоение: как может «неправильный» режим воспитывать такое громадное количество правильной, чистой, светлой и красивой молодежи. Которая, кстати, свободно ездит по заграницам, причем, не за зарплаты олигархов, а за вполне среднюю зарплату родителей- инженеров и врачей.

Кстати, когда канцлер Меркель сказала, что Украина – это авторитарная страна, Александр Рар, самый знаменитый политолог в Германии в прямом эфире сказал, что их канцлер, к сожалению, не знает классических определений авторитарности. Первый признак авторитарности – это закрытые границы, неспособность человека ни въехать в страну, ни выехать из нее. Но более открытой страны, чем Украина, вы не найдете: миллионы наших земляков мотаются туда-сюда по всей Европе. Никакой авторитаризм не выдержал бы такой нагрузки!

Поэтому не все так просто с постсоветскими странами. Если мы обвиняем какой-то режим в страшных прегрешениях, то нужно показать все параметры, по которым мы его оцениваем. Если мы называем какую-то страну диктатурой – покажите все ее признаки: те же виселицы и публичные казни. Если мы называем какую-то страну авторитарной – покажите признаки авторитаризма: запрет на открытие банковских счетов, на пересечение границ и на открытие частного бизнеса!

 

-Тем не менее, упомянутая вами Меркель объединила Украину и Беларусь в одну группу, назвав их последними диктатурами Европы. А вы могли бы объединить эти две страны в одну группу с точки зрения особенностей политического развития и состояния демократии, отбросив, как вы предложили только что, эмоционально окрашенные ярлыки?

 

Не знаю. У меня нет готового ответа на этот вопрос.

Недавно в Германии за неуплату налогов посадили в тюрьму моего приятеля, известного эксперта. Он получил полтора года за то, что забыл заплатить налоги со ста тысяч евро – в общем-то, небольшой как для Германии суммы. Он звонил мне и рассказывал, что мы не представляем, в какой свободной стране мы живем, что мы не представляем, какой тотальный контроль происходит у них. Там каждый сосед на тебя стучит: если ты купил дорогую теннисную ракетку, то он сообщает, что, возможно, ты живешь не по средствам. Поэтому в нашем запутавшемся мире очень трудно сравнивать, где на самом деле лучше, а где – хуже.

 

-Через полторы недели первый президентский срок Виктора Януковича достигнет своей середины. Как вы думаете, какой самый большой плюс и минус первой половины его президентства?

 

Самый большой плюс – это то, что Украина из виртуальной страны стала превращаться в, может быть, пока не самую красивую и комфортную, но реальную страну. До Януковича политика строилась по чисто виртуальному признаку: виртуально чистились дороги в Киеве, виртуально строилась дорога Киев-Львов, виртуально работал фондовый рынок.

Янукович предпринял попытку игры не с виртуальными, а с реальными сущностями. Характерная черта «донецких» – это то, что они ценят лишь те вещи, которые можно взять в руки. Слябовая чушка для них стоит больше, чем миллион пикселей в каком-то гаджете. И в этом их преимущество – они, возможно, случайно попали в тот тренд, который снова будет восходящим в мире, ведь сегодня весь мир пытается вернуть себе почти потерянную реальность.

 

А самый большой негатив у Януковича такой же, как был у всех Президентов до него. Эта ошибка, похоже, неизбежна, поскольку речь идет о кадрах. Не секрет, что главный инструмент Президента – это люди. Не может же он сам напрямую воздействовать на экономику! А здесь немало проблем. Например, я уже полтора года читаю в центральной прессе о том, сколько один и тот же чиновник украл украинского леса, сколько вывез за границу, сколько миллиардов перевел на свои счета. Если об этом пишут не только оппозиционные, но и полуоппозиционные газеты, и при этом этот человек до сих пор находится на своем высоком месте, до сих пор ворует, то мне сложно понять такие кадровые назначения.




#Версия для печати | Обсудить в форуме (комментариев: 0)





Ваше имя (e-mail)
Заголовок комментария
Комментарий
 



  

Использование материалов только с разрешения автора. Автор фотографии - Александр Лобанов. Ответственный контент-редактор проекта vydrin.com - shamnata@mail.ru
Все права защищены © 2000-2017
Дмитрий Выдрин